км от города
Еще фильтры
Хотите получать наши новые материалы? Подпишитесь:
Отправляя данные, Вы подтверждаете, что согласны с положением об обработке персональных данных

«В стране у нас есть места, где еще хуже, чем в Подмосковье»

11 Апр 2012
 Прослушать
23009
Мособлдума 5 апреля 2012 года единогласно поддержала кандидатуру нового губернатора Московской области. С 11 мая 2012 года, сразу после окончания полномочий действующего главы региона Бориса Громова, его место займет министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу. На следующий день после процедуры голосования в Московской областной думе Сергей Шойгу дал первое эксклюзивное интервью в качестве избранного губернатора Подмосковья главному редактору радиостанции «Русская служба новостей» Сергею Доренко
Мособлдума 5 апреля 2012 года единогласно поддержала кандидатуру нового губернатора Московской области. С 11 мая 2012 года, сразу после окончания полномочий действующего главы региона Бориса Громова, его место займет министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу. На следующий день после процедуры голосования в Московской областной думе Сергей Шойгу дал первое эксклюзивное интервью в качестве избранного губернатора Подмосковья главному редактору радиостанции «Русская служба новостей» Сергею Доренко.
С.ДОРЕНКО: С нами Сергей Шойгу, новый губернатор Подмосковья. Московской области точнее, правильнее будет называть. Сергей Кужугетович, здравствуйте. Очень рад вас видеть.
С.ШОЙГУ: Доброе утро.
С.ДОРЕНКО: Вот чай наколдовали какой-то, это не наш, не настоящий, вот вам старый чай, тайваньский. Я покупаю улунчики такие старые из Тайваня. Я знаю, Сергей Кужугетович любит настоящие чаи. Во-первых, вы рады?
С.ШОЙГУ: Скорее да.
С.ДОРЕНКО: Большая область, проблемная область, много проблем.
С.ШОЙГУ: Просто интересно.
С.ДОРЕНКО: Все говорят: пожары прекратятся.
С.ШОЙГУ: Если бы это была главная проблема.
С.ДОРЕНКО: А что главная?
С.ШОЙГУ: На самом деле проблем достаточно, но дело не в них и суть не в них. Все-таки я думаю, что нам постепенно надо переходить к тому, чтобы обсуждать, где у нас точки роста, где можно добавить.
С.ДОРЕНКО: Вы знаете, что рядом с Москвой захолустье? Я вам отвечаю: я уезжаю 18 километров от Москвы: интернет — ноль, 3G — ноль, мобильный телефон не ловит, вообще ничего.
А.ОНОШКО: Дорог нет.
С.ДОРЕНКО: Дорог нет, ну, как бы жесть совсем. Как это может быть?
С.ШОЙГУ: А по стране у нас есть места, где еще хуже.
С.ДОРЕНКО: Вот странно, да, рядом с Москвой.
С.ШОЙГУ: Я не думаю, что это странно, во-первых. Во-вторых, думаю, что не везде так, а точнее знаю, что не везде так. Есть города в Московской области, где ситуация очень неплохая, и с этим в том числе.
С.ДОРЕНКО: Путин и Медведев дали вам карт-бланш, вот на что? Вы имеете право на что? Вы обусловлены чем? Позвольте, я журналист и мне можно. Вы государственный деятель, а я журналист. Значит, вы уже обусловлены тем, что сенатор у вас Громов, вам повесили Громова, думаю я. А что разрешено, на что дан карт-бланш Путиным и Медведевым?
С.ШОЙГУ: Во-первых, я считаю, что за 12 лет Борис Громов как минимум заслужил, чтобы быть сенатором Московской области. Он все-таки все эти годы занимался тем, чтобы обустроить область, тем, чтобы сделать жизнь в области лучше. И тут можно спорить, можно не спорить, но это мое мнение. Второе, то, что касается карт-бланша. Вы знаете, тут все исходит из того, сама посылка «карт-бланш» — она предусматривает, что вам можно, а что вам нельзя. Я вам должен сказать, что никаких ограничений.
С.ДОРЕНКО: Нет, ни по команде, ни по чему?
С.ШОЙГУ: Ни по команде, ни по каким вещам их нет. Вы знаете, если кто-то ждет, во всяком случае, из правительства, что завтра придет Шойгу, достанет шашку и начнет махать направо налево, это конечно не так. Там есть и профессиональные люди, есть, естественно, те, кому уже, может быть, надо заниматься несколько иными делами. Конечно, к этому надо подходить очень взвешенно, очень профессионально, я бы сказал.
С.ДОРЕНКО: Присмотреться.
С.ШОЙГУ: Конечно. Надо оценивать каждого человека, потому что это люди.
С.ДОРЕНКО: А сколько, месяца два, чтобы понять: кто чего стоит?
С.ШОЙГУ: В моей жизни был случай, когда высокий достаточно из советских руководителей, министр из союзных министров просто и внятно сказал мне, когда я пришел на одну из строек Сибири, и у меня было 18 заместителей. Он тогда мне сказал: «Ты попробуй три месяца никого не увольнять и не попасть ни к кому в зависимость. Не принимай ни от кого никаких услуг». А тогда, вы знаете, кто кусок колбасы, кто резину для «Жигулей».
С.ДОРЕНКО: Три месяца пойдут с 11 мая или уже сейчас пошли три месяца?
С.ШОЙГУ: Я думаю, уже сейчас.
С.ДОРЕНКО: Уже пошли, вы уже присматриваетесь. Проблема всех военных, я вам скажу, это не только Громова проблема, это проблема и Шаманова, и Громова, всех военных. Военные, приходя в гражданское управление, не понимая по существу процессов, ставят вокруг себя умных проходимцев, иногда умных преданных людей, опираются на такие клаки какие-то верных людей. Я там думаю, это моя оценка, что Шаманов ставил вокруг себя верных умников, Громов точно также расставил своих полковников всюду. И чеченские наши генералы, помните, когда в Ростов приходят: начинают ставить вокруг себя своих полковников, адъютантов и так далее. Ваш стиль, вы все-таки человек такой военизированный, военный?
С.ШОЙГУ: Надо сказать, во-первых, что я больше гражданский, чем военный, по характеру, по стилю работы, по образу жизни. Во-вторых, не считаю привальным, вот я оттуда ушел, забрал всё и всех, а там без меня что хотите, то и делайте. Это неправильно. Потому что там должны остаться тоже хорошие, профессиональные ребята, которые занимаются Министерством по чрезвычайным ситуациям.
С.ДОРЕНКО: Я-то вас помню с 1991 года, между прочим. Вы лепили эту структуру, и тогда, кстати, не было уверенности, что у вас получится по-настоящему. Я помню, это начинается со Спитака или откуда-то оттуда.
С.ШОЙГУ: С тех времен.
С.ДОРЕНКО: И не было уверенности. Это было похоже скорее на то, что вы энтузиаст. Вот какой-то энтузиаст, вот Кужугетович что-то там… Где-то на юге Москвы здание упало, я лечу туда со съемочной группой, и вы там ходите в маскхалате специальном, по этим развалинам. Кужугетович командует: народ туда, народ сюда. Настя моложе нас, она не понимает. Насть, реально не было ощущения. Это могло быть, но типа как волонтеры. Понимаешь, да.
А.ОНОШКО: Да.
С.ДОРЕНКО: Это могло не стать госструктурой, это могло не стать вообще ничем. Но энтузиазм и невероятное горение в глазах у Шойгу, которое все видели. А людям, в общем, спихнуть лишнюю работу всегда приятно. Вот ты не хочешь пахать, я не хочу пахать — давай на Шойгу свалим. И так на него все сваливали: сваливали одно, второе, третье, четвертое и так далее. И вот досвалили теперь Московскую область.
А.ОНОШКО: Можно вопрос от слушателя, вопрос об энтузиазме. У нас есть Владимир с опытом административной работы, он говорит: «Хочу к вам в команду».
С.ДОРЕНКО: Ой, я бы так не брал бы. «На полиграфе готов», да ладно, сейчас начнется. Подожди, мы перебили гостя и сами начинаем курлыкать. Простите, я вас перебил.
С.ШОЙГУ: Такой стиль вашей работы, вашего вещания. Я слушаю достаточно часто ваше радио, «Русскую службу новостей». Вы знаете, вообще команда формируется не одним днем. Я считаю, что вновь пришедший человек имеет полное право для того, чтобы собрать свою команду. Но при этом, если он профессионален, если он занимается этим не первый день, он, конечно, будет смотреть и на тех, кто там уже работает. Потому что там далеко не всех надо менять, во-первых. Во-вторых, там многие из тех, кто делал свое дело добросовестно, занимался своими обязанностями профессионально. И здесь, на те новые, может быть, освободившиеся места, конечно, надо смотреть достаточно внимательно, в том числе объявляя конкурс на замещение.
С.ДОРЕНКО: Вы пронизывали как струна, как хребет вот этот МЧС. Вы знаете, что есть дела, а МЧС — это дело, есть дела, которые с уходом организатора, отца этого дела просто проваливаются в никуда. МЧС провалится?
С.ШОЙГУ: Нет. Я в этом уверен. Там хорошая профессиональная команда ребят, которые прошли, фактически начиная со школьной скамьи, все этапы подготовки, все этапы чрезвычайки, все этапы в пожарном деле. Я абсолютно уверен, что они будут продолжать дело.
С.ДОРЕНКО: Вас не могли не спросить фамилии преемника.
С.ШОЙГУ: Конечно, спросили.
С.ДОРЕНКО: Вы пока не говорите?
С.ШОЙГУ: Я назвал. Назвал тех, кого я вижу сегодня и считаю людьми наиболее подготовленными.
С.ДОРЕНКО: Подарите нам сенсацию. Кого?
С.ШОЙГУ: Я, естественно, предложил несколько кандидатур, потому что они действительно есть. Это не один человек, это несколько человек. А выбирать, конечно, руководству страны.
С.ДОРЕНКО: Выбирает руководство страны. Пока ваши кандидатуры там рассматриваются
С.ШОЙГУ: Да.
С.ДОРЕНКО: Нам пишет Андрей, спасатель, 15 лет работает у вас: «Спасатель в Москве получает 72 тысяче, а подмосковный — 15-17». Теперь, когда вы в Подмосковье, вы присмотрите за этим?
С.ШОЙГУ: Конечно присмотрю. И не только, кстати, на зарплаты спасателей, но и на всех остальных, и на врачей, и на учителей, и на всех тех, кто делает нашу жизнь такой, какая она должна быть.
С.ДОРЕНКО: А вы прописаны где, в Москве или в Подмосковье?
С.ШОЙГУ: В Подмосковье.
С.ДОРЕНКО: В Подмосковье, да ладно? В Подмосковье не был прописан ни один руководитель Подмосковья за последние лет 500.
С.ШОЙГУ: У меня в Москве нет квартиры.
С.ДОРЕНКО: Вы прописаны в Подмосковье, я вам обещаю — я тоже пропишусь в Подмосковье. Серьезно. У меня есть возможность прописаться, но говорят, ужасно все там.
С.ШОЙГУ: Сергей, а еще лучше, если вы будете не только там прописаны, но и налоги будете там платить.
С.ДОРЕНКО: Так я бы хотел. Но когда я спрашиваю у людей: почему мне не прописываться или прописываться в Подмосковье? Мне отвечают: старик, по медобслуживанию похуже, тут Моники есть, а у москвичей — много всего, а тебя могут не принять; по доплатам, по пенсии Москва лучше и так далее. То есть, когда мне начинают перечислять, я немножко пячусь, потому что Подмосковье вроде как второго сорта. Как это устранить?
С.ШОЙГУ: Во-первых, я считаю, у нас для всей страны и по всей стране должна быть единая законность по этой части. Во-вторых, конечно у каждого субъекта свои возможности. Если мы, исходя из возможностей конкретного субъекта, будем устанавливать свои оплаты, поблажки, льготы и многие другие вещи, то у нас, в конце концов, страна превратится в одну большую Москву. Это неправильно. Мы должны создавать равные условия для всех субъектов. А это можно создавать, наверное, создавая условия для того, чтобы там развивался точно также бизнес, для того чтобы нефтяники платили налоги там, где они добывают нефть, для того чтобы крупные компании, добывающие и перерабатывающие природные ресурсы, платили налоги там, где они их добывают, там, где работают эти люди. И тогда у нас по всей стране будут условия равно хорошие, так скажем. Не лучше, хуже, а просто равно хорошие. И тогда у нас не будут уезжать из Сибири каждый год сотни тысяч людей. Будет комфортно жить и в Сибири, и в Подмосковье и в любом другом регионе. Я ни в коем случае не критикую руководителей крупных городов, Москва, Санкт-Петербург, где такие возможности есть, но считаю, что должна быть справедливость.
С.ДОРЕНКО: «Расширение Москвы — это правильно?», — спрашивает Ашот и многие-многие другие. Мы принимаем SMS-сообщения.
С.ШОЙГУ: В этот вопрос, конечно, надо еще и еще раз погружаться, смотреть все стороны этого вопроса. Во всяком случае, у меня пока нет такой однозначной оценки: правильно или не правильно. Ее и не может быть. Другое дело, что на первый взгляд ответ на этот вопрос вытекает из вашего предыдущего вопроса.
С.ДОРЕНКО: Ну, конечно.
С.ШОЙГУ: Мы, скорее, должны создавать в Подмосковье условия такие же, как в Москве. От того, что просто будут меняться границы…
С.ДОРЕНКО: Правительство России, почему не может сидеть в Подмосковье, я не понимаю? Это что, оскорбительно? Это странно, чудно, правда же. Правительство России работает в Московской области, например, а что в этом обидного?
А.ОНОШКО: Ничего.
С.ДОРЕНКО: А у них ощущение, что о них вытрут ноги, если они будут в Подмосковье работать. Я не понимаю, что тут плохого-то?
С.ШОЙГУ: Я не думаю, что правительство так думает. Вообще, по-хорошему, многие об этом говорят, я, наверное, один из них. Я считаю, что столицу надо переносить подальше, в Сибирь.
С.ДОРЕНКО: Вообще в Сибирь?
С.ШОЙГУ: Мне так кажется.
С.ДОРЕНКО: Да, интересно. Москву тогда бросят: будут крысы по улицам бегать.
С.ШОЙГУ: Ну, что вы.
С.ДОРЕНКО: Да конечно бросят. Да кому она нужна без столицы?
С.ШОЙГУ: Кто бросил Нью-Йорк?
С.ДОРЕНКО: Но там есть средние классы — бизнес, а у нас средний класс — вороватый чиновник. Наш средний класс — это вороватый чиновник. Поэтому если только вороватый чиновник уедет куда-то дальше, кто останется? Прачечная?
С.ШОЙГУ: Очень не люблю таких обобщений, когда после слова «чиновник» не ставят фамилию, а сразу ставят «вороватый».
А.ОНОШКО: Сергей Кужугетович, огромное количество элитного жилья строится в Москве, а также в Подмосковье. У граждан, которые мимо этих домов ходят, возникает вопрос: кто покупает квартиры в этих домах и кто там делает отделку? Нам звонили несколько раз в эфир люди, которые отделкой занимаются и рассказывали про патио на Садовом кольце, которые они отделывали. Это чиновники, госслужащие, большая часть, не все. Фамилий нет. Но кто потребитель этого огромного лашери-рынка в Москве? Вот отсюда делается вывод, что вороватый чиновник. Нет?
С.ШОЙГУ: Вы знаете, тут можно сделать вывод из многих других вещей: кто у нас покупает самые дорогие машины и так далее. Но это неправильно. Неправильно нам выделять один слой людей и говорить «вот они такие, а все остальные хорошие».
С.ДОРЕНКО: Сергей Кужугетович дал понять свою позицию. Давай не спорить. Мы позицию выявили у губернатора Подмосковья — выявили. Не надо спорить. Сергей Кужугетович говорит: «Конкретно называй фамилии». Все понятно. Но мы считаем, тем не менее, что слой средний класс и верхний средний класс…
С.ШОЙГУ: Сергей, понимаете, не можем мы… Помните, старая песня была из замечательного фильма «Следствие ведут знатоки» — «Если кто-то кое-где из нас порой…». Не понятно кто, не понятно где, и какой «порой».
С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Я абсолютно согласен с вами. Я останусь при своем мнении, что Нью-Йорк — это бизнес, а Москва — это все-таки чиновники. И если приказать Абрамовичу приказать перенести, как он из Омска перенес или из Иркутска, я сейчас не помню, в Петербург, если приказать перенести в Тобольск, то все и переедут в Тобольск, и чиновники переедут в Тобольск. И Москва реально покроется слоем крыс, ну я так думаю. «А вы прошли через выборы?», — спрашивает Бандерблогер.
С.ШОЙГУ: Конечно. Если его интересует: боюсь я выборов или не боюсь?
С.ДОРЕНКО: Конечно, это отчасти подковырка. Нет, вы не боитесь выборов.
С.ШОЙГУ: Конечно, нет.
С.ДОРЕНКО: Мы имеем дело в лице Сергея Шойгу — с самым популярным чиновником в стране, ты знаешь об этом.
А.ОНОШКО: Это мы знаем, да.
С.ДОРЕНКО: Это самый популярный чиновник в стране. Этой популярностью вы дорожите, верно, авторитетом, наработанным у людей?
С.ШОЙГУ: Я долгие годы зарабатывал свое имя. Конечно, дорожу.
С.ДОРЕНКО: Это вас не топит? Помните, Горбачева — на сельское хозяйство, вас — на Московскую область.
С.ШОЙГУ: Вы знаете, сегодняшняя ситуация, сегодня жизнь такова, что если ты не хочешь куда-то идти, то ты не пойдешь. Это не то время, когда тебе предложили, ты не пошел — и завтра ты уже не член партии, послезавтра ты уже начальник котельной.
С.ДОРЕНКО: Сморите, что появится, появится трясина мелких дел. У вас там прокуроры открыли казино. Опять без фамилий. Видите, я склонен все-таки верить Ивану Назарову, который рассказывал, как он платил прокурорским. Там избили Бекетова, в Химках, например, очередного. Тут Химкинский лес рубят, там Женечка Чирикова. Вы в роли безупречного спасателя, вы всегда спасаете, вы всегда герой. Потому что плохо, приезжает Шойгу и говорит «здесь палатки, здесь домики». Якутия, разлилась Лена, еще что-то — Шойгу решает как спасатель. Не потопит ли вас вот эта трясина мелких дел?
С.ШОЙГУ: К сожалению, говорю, мы в стране создали такую ситуацию, атмосферу такую, что нас можно любого обвинить в любом, ровно как и любую заслугу приписать одному человеку. Вы говорите сейчас о нашем деле, о спасательном деле. Тут главный не Шойгу, главные ребята, которые спасают, которые тушат пожары.
С.ДОРЕНКО: Их бы не было, если бы не вы.
С.ШОЙГУ: Как бы там не было, я считаю, что они там главные, во-первых. Во-вторых, то, что касается продолжения вашего вопроса: один нарушает закон, другой делает не то, третий делает не так. Для этого и нужны, собственно, выборы, потому что выборы сами по себе… Меня спросили: вы довольны тем, что у вас мэры городов и главы районов выбраны все, без исключения? Я еще и еще раз могу сказать, да, я доволен, потому что выборы — это ответственность. И люди, которые идут на выборы, они берут на себя ответственность за тот регион и за тот город.
С.ДОРЕНКО: Губернаторский фильтр. Выборы — это ответственность, но выборы — это и способ манипулировать. Я вам могу об этом сказать, как человек, склонный общаться со всякими политтехнологами. Выборы — это возможность манипулировать народом. Будет ли такой губернаторский фильтр, потому что очень многие люди говорят, что криминалитет властвует в городочках?
С.ШОЙГУ: Сергей, я считаю, что выборы в нашей стране после долгого-долгого периода без выборов, я имею в виду советское время. Это должно быть, как та история про английский газон: как так получается? Растет — стрижом, стрижом, стрижом. И пока, действительно, эти законы и выборы не станут качественными, не станут прозрачными, не станут достойными, не станут такими, какими мы их хотим видеть, надо продолжать совершенствовать законодательство, надо продолжать идти по этому пути. Другого варианта нет.
С.ДОРЕНКО: У нас реклама. Потом новости. После новостей вернемся и ответим на вопросы людей из Подмосковья. Вопросов сейчас 500 вошло у меня SMS.
С.ДОРЕНКО: Продолжаем разговор с нашим гостем, с Сергеем Шойгу, который теперь возглавляет Московскую область. Мы рады снова вас приветствовать. С нами Сергей Шойгу. Я хотел прочитать вам быстро вопросы, может быть, каскадом. Потому что вопрос очень частные. «Собирается ли решить проблемы нелегальных мигрантов? Сотни тысяч азиатов живут и работают кем придется». «Цемянтка отделена от всех, дороги не убирают, не ремонтируют, обрыв электросетей, криминал. Обратите внимание». «Спросите про газификацию Московской области». «Шойгу, какие заслуги у Громова?» — с вопросом и возмущением. «По беспределу в Московской области писали и Путину, и Медведеву. Ничего не получается добиться». «Сергей Кужугетович, пожалуйста, достаньте шашку и отделите голову от туловища балашихинского главы». «Ваши ответы схожи с путинскими». Имеется в виду, обтекаемые, что ли? «Почините дороги в Подмосковье. Умоляю», — пишет 45-й. «Я рад, что Сергей Кужугетовича поставили. Надеюсь, в Щелковском районе наведут порядок. Прокурорских уже прошерстили», — это 47-й. «Дайте слово быть справедливым и рассудительным», — говорит Аскер. «Шойгу приехал на машине с мигалкой? Его отношение к ним?». «В Воскресенске полный бардак». «Земельные участки в Московской области многодетным будут выдаваться, как обещали?» «А скотомогильники полигона ТПО?». «Какова перспектива развития Ногинского района?». Вы понимаете, да, 500 сообщений. А еще через сайт. Представляете, как это кипит в головах, в умах, в сердцах.
С.ШОЙГУ: Представляю. Буду вам признателен, если вы все это мне передадите.
С.ДОРЕНКО: Давайте распечатаем.
С.ШОЙГУ: Потому что это естественное своего рода общение, обмен с жителями. Я думаю, что в этом есть крайняя необходимость, я имею в виду, общение. Может быть, подобного рода эфира надо сделать регулярными.
С.ДОРЕНКО: Я очень хотел бы этого.
С.ШОЙГУ: Для того чтобы получать обратную связь.
С.ДОРЕНКО: Я вам честно скажу. Я чиновников не люблю. Но вы… я дальневосточник, а вы сибиряк. И у меня есть… черт его знает, в общем, мне было интересно все время видеть, как вы работаете. И я относился к этому с трудно скрываемой симпатией. По-настоящему я это чувство пытаюсь в себе задавить, потому что журналисту не положено. Но мне он нравится, он классный парень, отличный. Я желаю ему успеха. Это, конечно, неправильно по-журналистки. Потому что я должен быть придирчивым. Давайте раз в месяц будем делать эфир? Это будет прекрасно.
С.ШОЙГУ: Попробуем.
С.ДОРЕНКО: Ответьте тогда, вы приехали на мигалке или нет?
С.ШОЙГУ: Да.
С.ДОРЕНКО: А вас сопровождает впереди ДПС?
С.ШОЙГУ: Нет. Меня никогда не сопровождают. Мое отношение вообще к мигалке — это такой необходимый атрибут нашей работы. С эмчээсовской точки зрения.
А.ОНОШКО: А с подмосковной точки зрения?
С.ШОЙГУ: Мне кажется, что в каких-то моментах, а их, наверное, большинство, этих моментов, можно обойтись и без этого.
С.ДОРЕНКО: Когда едут вечером по Рублевке, в высшей степени очевидно — просто ужинать, просто домой, расталкивая мигалками. Люди чувствуют себя в кастовом обществе.
С.ШОЙГУ: Я довольно часто, если говорить точнее — два раза в неделю езжу за рулем сам, без всякой мигалки и без номеров.
С.ДОРЕНКО: На какой машине?
С.ШОЙГУ: На своей машине. У меня есть, естественно, автомобиль, на котором я могу позволить себе быть незаметным. Маленький «Мерседес».
С.ДОРЕНКО: Ешечка? 350 Фирматик? Черный?
С.ШОЙГУ: Да.
С.ДОРЕНКО: Я буду следить за «Е 350 4matic».

А.ОНОШКО: Можно вопрос от народа? Вы говорите: нехорошо так голословно чиновников обвинять. Как вы планируете построить работу с населением в Подмосковье, когда вам будут жаловаться на ямы, допустим, на каком-то шоссе. Будете ли вы вывешивать биллборд «здесь были ямы, госслужащий ответственный такой-то уволен, ям нет» или «У вас просили взятку десять тысяч долларов за подведение газа. Теперь взятки не нужны». Вы какую-то работу будете строить в этом смысле? Фамилии. Миллиардер такой-то уволен за незаконное обогащение, например.
С.ШОЙГУ: Хочу сразу сказать, что публичность власти — это, пожалуй, один из главных, как бы сказать, элементов ее и успешности, и возможности делать то, для чего, собственно, она и предназначена. Потому что без этой связи, когда тебе задали вопрос, а ты на него ответил. Одно дело, когда ты тихо ответил где-то, что извините, не могу. А другое дело, когда ты отвечаешь. Но тут ведь надо понимать, что то большое количество чиновников, которые есть у нас в районных городах, есть в министерствах, у них у каждого своя мера ответственности, своя зона ответственности. Естественно, тут надо понимать, что за это отвечает вот этот конкретный человек. И он этим плохо занимается, именно за это он наказан. Или наоборот, он занимается, он старается, он сделал это, это, это и поэтому он теперь будет заниматься еще и вот этой сферой деятельности.
С.ДОРЕНКО: Если вы будете публичны, будете все объяснять: вот здесь просили взятку, я делаю это без взятки — тогда вас обвинят в популизме. Если вы не будете — вас обвинят в закрытости. Как вы будете балансировать между iPad и, условно говоря, между стилями? Вас должна понимать, с одной стороны, Болотная. С другой стороны, вас должно понимать чиновничество. Вас, с третьей стороны, должны понимать силовики и так далее. Как вы будете балансировать здесь?
С.ШОЙГУ: Нормальная работа руководителя заключается не в том, как балансировать между тем, этим, а в том, как он выполняет возложенные на него обязательства. Если мы будем говорить о том, что у нас был бюджет вот такой, стал таким. Если мы будем говорить о том, что мы строили жилья вот столько-то, теперь строим вот столько. И действительно делать это. Если сегодня мы ремонтировали жилья вот столько, завтра будем ремонтировать в два раза больше. Если дорог строили вот столько-то, теперь будем делать вот столько. То есть показывать людям дела, а не то, что ты собираешься делать. Для этого и нужны вот эти вопросы, о которых я вас попросил.
С.ДОРЕНКО: Еще по конкретным вопросам. Что вы будете делать с нелегальной иммиграцией? Нелегальная иммиграция в Подмосковье чуть ли не страшнее, чем в Москве. Нелегальная иммиграция в Подмосковье, у меня рядом дома строят по пять миллионов долларов, а под фундаменты хоронят таджиков, которые умерли на стройке. Потому что, ну, волочить тело куда-то дорого и нелепо. Вот такая грязная… и потом, в Одинцовском районе, помните, ловят целый цех, который ногами месит салаты для Жуковки. Ногами месят салаты, потом в Жуковке продают. Что делать?
С.ШОЙГУ: У нас есть Федеральная миграционная служба. И если этот вопрос действительно насколько острый, я считаю, что есть крайняя необходимость рассмотреть вопрос на заседании правительства. И совместно с миграционной службой выработать план действий и дальше следовать им.
С.ДОРЕНКО: Но ведь и раньше делали? Значит, надо как-то особой кочергой ворошить там.
С.ШОЙГУ: Наверное, да. Нужны какие-то… может быть, если действительно она такая острая, тяжелая проблема, и такой вопрос есть не только у жителей Подмосковья, но и у жителей в целом центрального региона. А здесь он действительно стоит очень остро, не только в Московской области и Москве, но и в прилегающих районах. Наверное, надо сесть и вместе подумать, какие еще меры нужны для того, чтобы все это привести в надлежащее состояние. Начиная от границы, которую они пересекают и едут сюда, и заканчивая той самой регистрацией. А еще лучше, эффективнее — это когда мы делаем такой заявочный принцип. Мы говорим: нам нужны специалисты тех, тех профессий. Нам нужны люди, которые владеют русским языком. И тогда это будет нормальная трудовая миграция. То есть ее надо переводить из такого нелегального во вполне законное, легальное русло.
С.ДОРЕНКО: Существуют вещи, в которых нельзя назвать фамилии. Сергей Кужугетович, есть вещи, в которых фамилии невозможно назвать, но есть общая убежденность. Если я встречаюсь с подмосковными людьми… вот я покупаю паленые диски DVD иногда, «Три мушкетера-2», Гай Ричи и так далее, я болтаю с людьми. Есть убежденность без фамилий, а вам с ней все равно бороться, — что менты держат землю, что менты крышуют нелегальные бизнесы, что прокурорские — это неслучайно, что Головкин тоже держит каких-то своих жучков у себя, помните, был скандал по милиции? Что криминалитет приходит к власти в маленьких городочках Подмосковья. Назвать фамилии, скажете вы, — мы не назовем фамилии. Мы просто как бы с этим гнетом в душе живем. Вот как вы будете с этим бороться? У нас на сердце гнет. Мы фамилии не называем. Мы просто с тоской говорим, что мы так думаем. Может, мы ошибаемся?
С.ШОЙГУ: Я еще раз призываю вас: нельзя всех красить одной краской. Не бывает так. В нашей жизни, в профессиональной сфере, в любой.
С.ДОРЕНКО: Нам надо снять гнет с сердца. Он у нас есть. Значит, нам надо тогда показать: вот хороший, а вот плохой.
С.ШОЙГУ: Конечно, да. Это надо делать. В любой среде это надо делать, в любом обществе надо делать. Но еще раз хочу сказать, что в конце концов мы должны прийти к тому, что у нас… понимаете, мы же как сегодня? Сделал плохо операцию, не оказал вовремя помощь — все, вся медицина, скорая помощь, начиная от министра и заканчивая последним медбратом, они все плохие. Понимаете? Есть преступления в какой-то профессии, в какой-то среде — все, мы тут же распространяем от министра до последнего. Это неправильно, так не должно быть.
С.ДОРЕНКО: Ну дайте нам назидательные, дидактические, публичные казни плохих и вознаграждение хороших. Тогда я скажу: вот хороший, а вот плохой. Если власть темнит, то я думаю: они темнушники, они что-то делают там между собой и бог весть, может быть, они там заодно. Мне надо, чтобы мой руководитель… вот я пропишусь в области нарочно и стану тогда с вас спрашивать как подмосквич. Чтобы мой руководитель сказал мне: этот негодяй расстрелян, этот молодец, наоборот, возвеличен. Давайте действовать так, понятно, конфуциански понятно. Вот хороший чиновник, вот плохой чиновник. Нет этого.
А.ОНОШКО: Как вы относитесь к идее контроля за расходами? Будете ли проверять людей, как живут, например, главы городов подмосковных, в каких домах? Метражи, автомобили?
С.ШОЙГУ: Эта работа идет второй год. Думаю, что она будет продолжаться. Конечно, каждый будет отвечать за то, как он заработал, где он заработал, декларировать все эти вещи. А дальше, во всяком случае, в нашем ведомстве, как и во всех других федеральных ведомствах, уже не первый год проверяют достоверность этих данных.
С.ДОРЕНКО: Вам дадут привести своих силовиков? Условно, ваш будет, фээсбэшник, ваш будет. Человек, которому вы доверяете? Или это все на Москву, на центральные органы завязано?
С.ШОЙГУ: Что значит своих силовиков? Во-первых, начнем с того, откуда они у меня свои? Потому что я работал в несколько иной сфере деятельности. А, во-вторых, я все-таки больше склонен доверять профессиональному отбору их руководителей. То есть, если они говорят: да, вот этот человек профессионален, он выполняет свои задачи, может работать здесь…
С.ДОРЕНКО: Но сам руководитель говорит, что у него нет возможности привести инопланетян. Вчера Нургалиев, министр внутренних дел, сказал, что «у меня нет возможности привести сюда инопланетян», поэтому таковы они, каковы они есть, и дал понять, что у него милиционеры, в общем, нехороши. Раз нет инопланетян. Это практически цитата. Поэтому вы столкнетесь сразу с не инопланетянами, а с людьми, которых вы, может быть, захотите изменить. У вас реально есть на это право и возможность ходатайствовать перед высшим руководством?
С.ШОЙГУ: Конечно. Но для этого надо понять и оценить. Если человек действительно не справляется со своими обязанностями, он действительно не выполняет тех функций, которые он должен выполнять, и не выполняет их качественно, с полной отдачей, то, конечно, есть такая возможность сказать об этом.
С.ДОРЕНКО: А у вас есть договоренность с Путиным, например, видеться раз в неделю? Вот так вот: Владимир Владимирович, разрешите докладывать раз в неделю. Или чаще. Вы можете ему позвонить вот сегодня, например? В принципе, есть такая возможность? Или вас будут вызывать раз в полгода?
С.ШОЙГУ: Конечно, есть такая возможность.
С.ДОРЕНКО: А договоренность о систематических докладах?
С.ШОЙГУ: Во всяком случае, на прежней моей работе не то что договоренность — такая система была. Во-первых, тогда, когда была крайняя необходимость, в любое время дня и ночи была такая возможность дозвониться и доложить.
С.ДОРЕНКО: А с Собяниным, интересно, какие у вас отношение исторически?
С.ШОЙГУ: Исторически дружеские.
С.ДОРЕНКО: А не выйдет так, что он вас будет теснить? Все-таки Москва — большой хищник.
С.ШОЙГУ: Тут не хотелось бы устраивать соревнование.
С.ДОРЕНКО: Давайте я уже подмосквич буду. У них отходы, они тут гадят непрерывно, эти москвичи, они салфетки бросают на пол и так далее. Все это хотят они свезти к нам в Подмосковье (я уже говорю как подмосквич, видите, я собираюсь прописать). Они вас будут теснить. Он все равно более сильный партнер, Собянин, нет?
С.ШОЙГУ: Нет. То, что он сильный руководитель, никто не сомневается. Я, во всяком случае, точно. То, что мы раньше находили общий язык и выстраивали наши отношения нормально, я думаю, и сейчас будет так же. Во всяком случае, я не вижу каких-то поводов, знаете, — убери с моей территории свои салфетки. Это та проблема, которую надо решать. У нас страна все-таки одна. И Москва, и Подмосковье — это не Франция и Голландия, две разных страны, с границами и всеми делами. Не везите ваш мусор из Неаполя к нам. Это одна страна. И в этой ситуации я хочу сказать одну такую вещь: меня удивляет, в некоторых средствах массовой информации такая радость, что вот, отобрали у области такую территорию! Такое ощущение, как будто отвоевали кусок Хоккайдо, острова. Если в этом есть необходимость — мы одна страна, мы должны решать эти вопросы.
С.ДОРЕНКО: Есть уже пункты, которые вы наметили заранее? Вот Москве нет, вот в этом нет, братцы. Нет, потому что я Сергей Шойгу.
С.ШОЙГУ: Вы сказали про мусор. Я считаю, что вместе с Москвой…
С.ДОРЕНКО: Пусть они его жрут сами, свой мусор.
С.ШОЙГУ: Нет, это неправильный подход. Я понимаю, что вы пытались меня завести. Не всегда это получается. Нам вместе с Москвой надо в самом срочном порядке делать заводы по переработке мусора. И делать их как можно больше.
А.ОНОШКО: Какой план есть? Мы будем заимствовать опыт или свое разрабатывать?
С.ШОЙГУ: Будем брать то, что уже есть. Если сейчас, знаете, как бывает иногда — разработка концепции…
А.ОНОШКО: Люди уже подобраны на эту работу?
С.ШОЙГУ: Мой коллега, итальянский коллега, замечательный человек, господин Берталадзе, по прежней моей работе, когда был этот огромный, вы помните, конфликт с мусором в Неаполе, поручили как раз ему. И он со мной регулярно делился, насколько сложно и тяжело это сделать, но выход они нашли именно такой. Они выделили средства и построили несколько мусороперерабатывающих заводов.
С.ДОРЕНКО: У нас Настена фанатичка просто. Она собирает здесь пластик в редакции и сдает в специальные места. Настя очень зеленая.
С.ШОЙГУ: Значит, надо в этой ситуации просто сесть и понять, сколько мусора есть и сколько его надо переработать. И дальше, исходя из этого, умножить одно на другое и получить, какое количество заводов необходимо.
С.ДОРЕНКО: Сергей Кужугетович, я знаю, что говорил бы с вами до 11. Но вы уж мне позвольте быть человеком слова, потому что я вас обещал в 20 минут отпустить, а сейчас уже 24. Спасибо вам огромное.
С.ШОЙГУ: Попрощаемся. Спасибо.
С.ДОРЕНКО: Вы здесь в нашем лице заинтересованных подмосквичей всегда найдете. И наши слушатели накидали, вот сейчас 541 входящий, это я не обновлял, думаю, 600 входящих, мы распечатаем и пришлем. Спасибо. Вам успеха. Я в вас вижу все-таки не ординарного чиновника, а я в вас вижу человека служения. И я думаю, несмотря на ту тину чиновничью, в которую, несомненно, придется погрузиться, разбираясь, вы останетесь вот таким — человеком служения. Это такой комплимент, правда.
С.ШОЙГУ: Спасибо, Сергей. Я рассчитываю на поддержку и помощь не только жителей Подмосковья, но и тех людей, которые занимаются профессионально, в том числе и освещением дел и событий в Московской области.
С.ДОРЕНКО: Нужно с огнеметом будет подвалить — прямо меня зовите.
С.ШОЙГУ: Если у нас с вами будет нормальный, конструктивный диалог, если мы будем обсуждать совершенно конкретные вещи — и самое главное, принимать по ним решения, власть будет принимать по ним решения, я думаю, что мы сможем многого добиться.

Еще больше полезной информации из мира недвижимости на нашем Youtube - канале Недвижимость+



Специальные предложения
Укажите контактные данные

Нажимая на кнопку Отправить, я даю согласие на получение рассылок и обработку моих персональных данных