км от города
Еще фильтры
Хотите получать наши новые материалы? Подпишитесь:
Отправляя данные, Вы подтверждаете, что согласны с положением об обработке персональных данных

Какими были дореволюционные дачи и дачники

15 Мар 2019
820
После принятия Государственной Думой поправок к Административному кодексу понятие «дача» и все производные от нее прилагательные потеряло свой официальный статус. Все, дач больше нет. Есть только садовые дома. Но, будучи исключенными из документов, дачи все равно останутся в наших сердцах, в нашей и памяти и нашей истории. Cottage.ru рассказывает, откуда вообще взялось слово «дача», как появились первые дачные поселки, что представляла собою загородная жизнь в старой России и во сколько она обходилась.

Начнем с того, как появилось слово «дача» и как оно получило современное общепринятое значение. Владимир Иванович Даль в своем знаменитом «Словаре» приводит несколько его толкований. В первую очередь, дачей называли паек, выдаваемый, например, солдатам. Кроме того, в некоторых губерниях под ним понимался оброк, который крестьяне выплачивали помещику, или милостыня на поминках. И лишь затем идет что-то привычное: «Небольшая поземельная собственность, некогда даровая, от царя, или данная по дележу, по отводу; угодья и земли округленные, обмежеванные, собственность владельца или общества».

Иван Шишкин. "Около дачи"

За полтора века до составления далевского «Словаря» дачная недвижимость представляла собой совершенно иное явление. Фактически это были загородные резиденции, которыми Петр I награждал своих придворных. Санкт-Петербург в те времена был совсем новым и почти необжитым городом, земли вокруг только-только отвоевали у шведов, и российская аристократия тогда еще не укоренилась в новой столице — ее родовые поместья располагались в центральных уездах. И вот, чтобы у вельмож не возникало искушения разъехаться, император решил буквально раздать своим приближенным обширные участки по дороге в Петергоф, неподалеку от своей усадьбы. Отсюда и берет начало термин «дача» — недвижимость, которую «дал» царь.

Исаак Левитан. "На даче в сумерки"

Следующий шаг в развитии дачного образа жизни связан с далеким потомком Петра I императором Николаем I. Николай Павлович положил начало практике предоставления служебных дач. Первыми их владельцами стали морские офицеры. По императорскому указу в Кронштадте для них выделялись участки земли с обязательством в течение трех лет « возвести строение по утвержденному фасаду и непременно приступить к разведению сада».

Николай Быковский. "Девочка за чисткой ягод"

Подлинный бум дачного строительства пришелся на конец XIX века. Этому способствовало несколько факторов. Во-первых, после проведения Великих реформ в России начал складываться средний городской класс — предприниматели, служащие, разночинная интеллигенция, чиновники и те, кого один чеховский персонаж называл «канцелярской мелюзгой». У этих людей не было своих поместий, а потребность выезжать на лет за город была, поскольку летом столичная жизнь становилась решительно невозможной. В Россию пришли индустриализация и урбанизация, а урбанизм и урбанисты еще не пришли (далеко потому что идти). Запускались новые заводы, возрастала численность населения, уплотнялась застройка, а экологическая ситуация резко ухудшалась. Все это делало актуальной эвакуацию в пригородные поселки. Еще один фактор, увеличивший спрос на дачи — бурное железнодорожное строительство. Транспортная доступность пригородных районов резко повышается. Кроме того, запускаются специальные дачные поезда — предшественники пригородных электричек. Переезд на дачу был непростым делом. Дополнительные трудности вносила транспортировка огромного багажа — в большинстве случаев дачи не были обустроены (иногда их вообще сдавали в недостроенном виде), все необходимое приходилось везти из города. Для этого нужно было нанять извозчика, который поможет добраться до вокзала. Затем разместиться в переполненном поезде (теснота и давка в дачных поездах — обычная тема для тогдашних газетных жалоб). А прибыв на станцию — перегрузить все в многоместный экипаж-«линейку», который вез до самой дачи. В качестве альтернативы можно было весь путь преодолеть на «линейке» — стоило это 1-2 рубля за час.

Алексей Боголюбов. "Дача А.П. Боголюбова и Н.П. Нечаевой"

На железнодорожные ветки нанизываются загородные поселки. В Подмосковье это Малаховка и Томилино по Рязанскому направлению, Переделкино, Барвиха, Кунцево по Смоленскому (Брестскому), Тарасовка по Ярославскому. Арендная стоимость дач в той же Тарасовке варьировалась от 150 до 700 рублей за сезон (с мая по сентябрь). Те, кому эта сумма была не по карману, могли поискать предложение в окрестных селах — как правило, это была обычная крестьянская изба или даже часть избы. Но большинство московских дачников были тогда людьми нетребовательными и соглашались даже на такие скромные варианты. Обычно за них просили порядка 50 рублей. Элитные объекты сдавались в 25-30 раз дороже. Сегодня Тарасовка также выступает одним из центров загородной жизни. Однако жилье предлагается уже не в аренду, а в собственность. Двухэтажный дом площадью 280 кв. м с благоустроенным участком 12 соток, баней и гаражом на два автомобиля продается за 28 млн рублей. 11 соток земли со всеми коммуникациями, расположенные неподалеку от берега Клязьмы, можно приобрести за 8,6 млн рублей. Бюджет настоящей усадьбы площадью 659 кв. м, полностью меблированной и отделанной под ключ, равен 148 млн рублей.

Константин Коровин. "За чайным столом"

Железнодорожное строительство привело к появлению целого дачного района южнее Санкт-Петербурга, сформировавшегося вокруг станции Сиверская Варшавской железной дороги.  Местная природа и ландшафты очень ценились. Арендная плата доходила до 1000 рублей за лето. При этом трехкомнатный домик «с дровами и садом» в отдаленной Плюссе сдавался за 50 рублей, а в Боровичах, до которых можно было доехать на поезде — за 80 рублей. В настоящее время рядом с Сиверской находятся три загородных поселка. Земельные участки там реализуются от 70 до 270 тыс. рублей за сотку.

Борис Кустодиев. "На террасе"

Раз уж зашла речь о ценах, то следует отметить, что согласно различным методикам дореволюционный рубль начала прошлого века был в 1000-1200 раз дороже современного. Среднее жалованье сотрудника губернской администрации составляло 75 рублей в месяц, врача или учителя 80-90 рублей, а профессора или депутата Государственной Думы — 350 рублей. При этом рябчик стоил 40 копеек, среднего размера ананас — 2,5 рубля (кстати, до революции в России выращивали свои ананасы, например, под Клином), а билет в Большой театр — 4,5 рубля.

Витольд Бялыницкий-Бируля. "Дача в саду"

Царская Россия — это не только вальсы Шуберта и хруст французской булки, это еще и динамичный девелопмент, в том числе, и загородный. Было две категории девелоперов — помещики и предприниматели. Первые работали по схеме, которую предлагал Лопахин Раневской в «Вишневом саде»:  разделить ставшие нерентабельными в новых экономических условиях земли на дачные участки и сдавать их дачникам. Лопахин обещал с каждого, по меньшей мере, 25 рублей дохода. Раневская, как известно, не согласилась, а вот генерал Казаков согласился. Так появилась Барвиха. В 2019 году съем трехэтажного коттеджа с бассейном, каминным залом, кинотеатром и шестью спальнями обойдется почти в 2 млн рублей за месяц проживания. Среди девелоперов, которые пришли на загородный рынок из бизнеса, следует выделить чайного магната Василия Перлова, которому удалось создать наиболее престижный проект своего времени. В честь своего основателя местность получила названия Перловка — теперь это микрорайон в Мытищах, но в конце XIX века московская элита выстраивалась в трехлетнюю очередь, чтобы провести сезон в Перловке. Девелопер предложил самый высокий уровень инфраструктурного комфорта, который был тогда известен — благоустроенный лесопарк с прогулочными дорожками, купальни на Яузе, санузел в каждом домике, еженедельные выступления столичных музыкантов и актеров в летнем театре. На другом направлении — Брестском — братья Немчиновы взяли в аренду под будущие дачи 1100 десятин (десятина немногим больше гектара) казенной земли и для повышения транспортной доступности построили новую железнодорожную станцию — Немчиновка. Согласно базе Cottage.ru, дом (250 кв. м) в Немчиновке, построенный по авторскому проекту, с участком в 10 соток стоит 78 млн рублей. Отдельно 18 соток земли с подведенными коммуникациями можно приобрести за 23,4 млн рублей. Всего в Подмосковье до революции насчитывалось порядка 180 загородных поселков (как правило, небольших — в Барвихе проживало 93 дачника, в Перловке было 80 домиков). Санкт-Петербург также не уступал. Одним из лучших мест считалось Лигово. Директор правления Южно-Русского металлургического общества Борис Полежаев основал там свой проект, привлекавший дачников парком, большим прудом (на пруду был остров с декоративным гротом — очень романтично), купаниями, рыбной ловлей и выступлениями Шереметьевского оркестра.

Николай Дубовской. "Дача в Силломягах"

Особенно остро в дореволюционных дачных поселках стоял вопрос с инфраструктурой. В наиболее популярных локациях стали появляться магазины, лавки, аптеки, благоустроенные парки, оборудованные пляжи. В поселках, предполагавших круглогодичное проживание (их называли «зимогорскими»), обсуждалось возведение начальных и средних школ. Но в большинстве случаев о своих основных бытовых потребностях дачникам нужно было позаботиться самостоятельно. Впрочем, существовал целый вид малого бизнеса, ориентированный на их обслуживание. В газетах было множество объявлений о доставке в дачные поселки продуктов, напитков, льда, посуды, мебели, «мануфактуры» и т.д.

Марк Шагал. "Окно на даче"

Отдельно следует остановиться на том, как проходил загородный досуг. Начнем с того, что образ жизни дореволюционного дачника полностью отличался от советских и постсоветских дачных обычаев. «При царе» на дачах ничего не сажали, не пололи, не вскапывали и не опрыскивали. «При царе» на дачах отдыхали: устраивали любительские спектакли, принимали гостей на веранде, танцевали, играли в теннис, читали по ролям живых классиков, пили чай, закрывали варенье (ягоды, конечно, сами не собирали — их продавали крестьяне из близлежащих сел) и, конечно, скучали.  «Скука подмосковная, с решетчатыми заборчиками», — вздыхал художник Василий Суриков. Надо отметить, что основной контингент отдыхающих составляли жены и дети. В большинстве случаев отцы семейств могли к ним присоединиться только на выходные и праздники. Но и тогда им было не до отдыха. «Слово "муж" в переводе на дачный язык значит бессловесное животное, на котором можно ездить и возить клади сколько угодно, не боясь вмешательства общества покровительства животных», — сетовал Иван Иванович Толкачов из чеховской юморески.

Кириак Костанди. "На даче. Полдень"

Впрочем, уже тогда были предпосылки, что дачников может со временем увлечь и физический труд. «Можно сказать, дачник лет через двадцать размножится до необычайности. Теперь он только чай пьет на балконе, но ведь может случиться, что на своей одной десятине он займется хозяйством», — пророчествовал тот же Лопахин. Но «лет через двадцать» случилась революция.

Владимир Маковский. "Ккукольное представление на дачах"

Скажем несколько слов о наших коллегах и предшественниках. До революции выходило сразу несколько изданий, посвященной загородной жизни: «Домовладение и городское хозяйство», «Земельно-Поселковое дело», «Поселок», «Дачник» и т.д. Они публиковали рекомендации, лайфхаки, статьи о передовом зарубежном опыте и, разумеется, объявления. Поиск будущей дачи начинался уже в марте. Впрочем, это актуально и сейчас. База Cottage.ru содержит десятки тысяч объявлений об аренде и продаже домов, таунхаусов, участков и квартир в малоэтажных комплексов. Так что, вы всегда можете выбрать подходящий вариант и примерить на себя жизнь чеховского персонажа.

Подпишись на нас
в Яндекс.Дзен!


Подобрать дом
Специальные предложения